черничное варенье

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

черничное вареньеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »


воскресенье, 25 мая 2014 г.
Птицелов Ritlain 09:06:38
Название: Птицелов
Автор: Ritlain
Фэндом: Memoria, Chains of Satinav
Персонажи: Герон/Нуридаринелла­ванда (Нури)
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Ангст, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Не будет иной судьбы.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: и есть восхитительная дилогия игр,
о которой невозможно не писать.


Колючий твой город лёг в неистовой тьме ворон,
в себе обретая смерть кружением чёрных перьев.
Не будет иной судьбы, потерянный птицелов,
с усилий твоих закрыть в губительной клетке фею.

Но только выходишь в мир - и мир обдаёт теплом,
пока не прибьёшься ты к порогу чужого дома.
И полночь почти светла, и звонок в костре огонь,
и ты, не дававший клятв, не лгавший всего полслова,

последуешь до конца, по гальке пустых дорог,
в груди проводя струной - так ясно ты помнишь имя.
И пишет путь Сатинав, по звёздам идущий вброд,
а тень от его строки равна разрушенью мира.

Строкой через ткань миров: крутись, колесо, крутись.
И станет не всё ль равно, какой из шагов неверен?
Черта горизонта - даль, бескрайнее небо, высь,
не время узорных слов и крылья ловить не время.

Струна за струной - опять, у каждого выбор свой,
но можно шагнуть сквозь тьму и быть за её спиною.
Не будет иной судьбы, потерянный птицелов,
и это закон легенд - непризнанным жить героем.

Не будет иной судьбы, не будет других дорог,
ты знаешь отлично сам, но словно бы и не веришь.
И пишет путь Сатинав, по звёздам идущий вброд,
о том, как влюбился ты
в поймавшую тебя фею.



Категории: The Dark Eye, Стихи, Фанфики
Прoкoммeнтировaть
суббота, 24 мая 2014 г.
Спасать Ritlain 12:33:09
Название: Спасать
Автор: Ritlain
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске\Сакура
Рейтинг: G
Жанры: Гет, Ангст, Драма, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Я могла любой для тебя бы стать,
но теперь и этого не смогу.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: чем-то последняя глава зацепила, так что необоснованная романтичность из меня так и плещет, так и плещет.


А я вновь смотрю на твоё лицо
и я вновь пытаюсь тебя спасти.

Ты - один из тысячи подлецов, но устало сердце в моей груди
ожидать чего-то - любви, тебя? - я смогла бы через себя пройти,
закрывая веки, твой взор ловя равнодушный, будто и нет души,
безучастный, точно бы всё равно, что порой во мне до того болит,
что есть вдох и выдох - и ничего,
что могло бы боль мою утолить.

Ты - одна из тысячи моих дрём и биенье сердца, и дрожь, и грусть.
Так, наверно, дышат - одним огнём, не боясь сгореть, я горю. И пусть
мой удел - стоять за твоей спиной, шаг за шагом твой повторяя путь,
шаг за шагом зная, что ты чужой, мы не станем ближе ни на чуть-чуть,
мы не станем ближе совсем, никак, без труда рисуешь свою черту.
Я могла любой для тебя бы стать,
но теперь и этого не смогу.

Ты - одна из тысячи моих сил, и я буду вечность тебя здесь ждать.
Это очень просто - болит в груди, только, знаешь, если закрыть глаза
и забыть, что рядом всего-то тень, фотография, имя в моих губах,
то останется глупое лишь «стерпеть» и останется крепко кулак сжимать.
Это очень просто - такой недуг, это очень просто - любить и знать:

Ты - одна из тысячи моих мук,
потому я буду тебя
спасать.

Категории: Naruto, Стихи, Фанфики
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
Ritlain 12:28:47
Запись только для меня.
к Другу Ritlain 12:23:10
Название: к Другу
Автор: Ritlain
Фэндом: Исторические события (ВОВ)
Рейтинг: PG-13
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Размер: мини.
Статус: Закончен.
Описание: я чувствую тоску чужой утраты и тяготу последнего «прощай»
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: Победы родное лицо, в общем.
рифма-ритм скачет очень даже намеренно, так как планировались в общих чертах стихи белые.
ну а получилось, что почти-везде-есть-ри­фма, вот.



К тебе пишу я,
Мой Далёкий Друг,

и пусть сквозь время тянутся страницы, и пусть «Победа» - громогласный звук, который будет маршем чётким биться в моей груди, в твоей груди, в стране, что ощутила дух своей свободы. Ты знаешь, чего стоил этот день, наполненный сиренью, небосводом, что видит, дышит яркой синевой?..

Война пришла к нам в летний сорок первый, когда на плечи лёг давящий зной: взорвался горизонт чужим рассветом, пылающим чернеющим столбом... Война пришла, пришла война, товарищ! И под ноги - дрожание земли, в себя что приняла печаль пожарищ, обнявших даже глубину воды. А небо стало серым, как стальное; а воздух стал тяжёлым, как свинец, затрепетал он горечью и болью, впиваясь ядом в жизнь людских сердец.

Я слышу внятно крики автоматов и тишину, и скорбный тяжкий вздох, я вижу, как сильна любовь солдата к своей стране, к своей земле;
шагов
уверенных, до одури упёртых хватает, чтобы быть сильней врага. Я знаю твёрдый стойкий глас народа, который не склонится никогда. Я чувствую тоску чужой утраты и тяготу последнего «прощай» - скажи мне, знаешь, в чём мы виноваты? И скоро ли придёт тот светлый май, пришедший к нам в весеннем сорок пятом?..


И пусть «Война» - вводящий в ужас звук, но есть Победа будущим потомкам.

Я не пишу «прощай» тебе, Мой Друг,
сжимая в своих пальцах
похоронку.


Категории: ВОВ, Стихи, Фанфики
Прoкoммeнтировaть
среда, 7 мая 2014 г.
А вода у озёр Авалона Ritlain 20:49:09
Название: А вода у озёр Авалона
Автор: Ritlain
Фэндом: Мерлин
Персонажи: Мерлин
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Философия, Стихи
Предупреждения: ООС
Размер: мини.
Статус: Закончен.
Описание: Ты ныряешь, как в небо, и прячешь свои сомненья.
Размещение: с разрешения.
От автора: ороткий стишок неведомым образом превратился в оду.
Я очень скучаю по Мерлину, на самом-то деле.
*Засохший клевер - из сонника: предупреждает о бесплодности усилий.


А вода у озёр Авалона почти бездонна:
ты ныряешь, как в небо, и веру свою не держишь.
Так пробудится слово последнего из драконов...

И ты в слово его до скончанья времён поверишь.
Что ведёт тебя, маг, по тропинкам забытых песен?
Что ты ищешь, мой друг, в тихой вересковой балладе?
Вьётся магии нить. А тебя обнимает ветер -
обнимает за плечи, свободен, когтист, прохладен.
Ты следишь, как в грядущие вёсны твой мир уходит,
он прозрачен, как небыль, легенда, паденье в воду,
словно пламя на сердце, но сердце - внутри, и вроде
совершенно не важно: сквозь пальцы идёт тревога
в одиночестве, в памяти, во временном теченье;

лишь хлестнут по рукам неразорванные дороги,
тот, кто выбрал скитанья, им будет извечно верен,
а века ожиданий пройдут, заплетаясь в годы.
Но струною дрожит нынче магия где-то в жилах,
приговор оглашён, и ждать вечность осталось. Скоро.

А вода у озёр Авалона почти остыла:
ты ныряешь, как в небо, и чувствуешь лютый холод,
вмёрзший в воду клочок убежавшей когда-то жизни,
блёклый буквенный оттиск пророчеств родного слова.

Это - лунная горечь, лишь ветер тебе здесь - ближний,
в его шёпоте слышится голос и смех дракона...

И заря - новый день с новым шагом вперёд, в пучину,
где смешалось отчаянье с глупым, незрячим: «Верю».
Что ведёт тебя, маг, по тропинкам, что время смыло?
Что ты ищешь, мой друг, в лесном шорохе, в рёве зверя?
Вьётся магии нить, но несётся по небосводу,
смотрит в лица, смеётся и держит
засохший
клевер.

А вода у озёр Авалона всегда безмолвна:
ты ныряешь, как в небо, и прячешь свои сомненья,
заглушая надрывистый ветер и сердца ритмы.

Я не помню, но знаю: ты шепчешься с океаном,
наблюдаешь, как тянутся кверху мольбы-молитвы
и, внимая стальным очертаньям немых туманов,
ищешь взглядом своим Альбион, Камелот, дракона...

А вода у озёр Авалона почти бездонна.

Категории: Мерлин, Стихи, Фанфики
Прoкoммeнтировaть
Мы выходим из дома Ritlain 20:47:17
Название: Мы выходим из дома
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Эдвард Элрик (Цельнометаллически­й/Стальной), Альфонс Элрик.
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: в час меж завтрашним и вчерашним, чтобы не посмотреть назад.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: толстая отсылка к: http://ficbook.net/­readfic/1567000


Мы выходим из дома ночью и возвратных путей не ищем,
В час меж завтрашним и вчерашним,
Чтобы не посмотреть назад.
Всё отлично: и ноги крепки, и внутри как горит кострище,
И я знаю, что мне не страшно за тобою идти, мой брат.

Что-то гулко плеснёт в доспехах, я душой обнимаю холод.
Заживёт; заживём. Мы живы -
Твёрдый фактор, он костью стал.
Всё отлично, трепещет сердце, и я слышу биенье-грохот,
И я знаю, что в нас есть силы нашей скорби забыть кинжал.
Подробнее…
Мы выходим из дома: ветер. Он чужой нам, и мы - чужие.
Мир потрескался, мир взъерошен -
Это как соблазнить судьбу.
Улыбнёшься - глаза пустые, виноватой мечтой застыли,
И я помню: наш путь ничтожен, если я с тобой не дойду

До конечно-начальной точки, до границы основ и правил,
До черты и до правды главной -
Мы все люди. Не боги, нет.
Улыбнёшься: какая глупость! мы дороги в сердца воткали,
И с дорогой своей на равных, а к богам будем ближе всех.

Мы выходим из дома: выжить. Мы уходим от дома дальше,
Горизонт и закат сплетая,
Чтобы не повернуть назад.
Мои ноги остались крепки, хоть и сердца вблизи нет даже,
Но я знаю, что мы из стали,
и иду за тобой,
мой брат.


Категории: FullMetal Alchemist, Стихи, Фанфики
Прoкoммeнтировaть
Живое Ritlain 20:45:03
Название: Живое
Автор: Ritlain
Фэндом: Noragami
Персонажи: Хиёри Ики, Ято подразумевается
Рейтинг: G
Жанры: POV, Гет, Стихи
Размер: мини.
Статус: Закончен.
Описание: Бог войны, не смейся, я знаю срок
обещаний, дружбы и расставаний.
Размещение: с разрешения.
От автора: Живое - в моём понимании это и есть любовь, кто не понял. Хотя звучит несколько... м, тошнотворно.
#экспромт_от_равок.­


Бог войны, не смейся, я знаю срок
обещаний, дружбы и расставаний.

Вот в твоих руках есть живой клинок, а во мне живое не остывает.

Подробнее…Бог войны, не смейся, я знаю мир непреклонным курсом, системой знаков.
Я брожу вдоль неба, оно штормит. И твой путь до абрисов одинаков:
промолчать о нас, чепуху сказать, заплетаться в жизнь, но разрезать нити...

Бог войны, не смейся, я буду знать, как беречь дистанцию, если выйдет
никогда не встать у твоей черты, не дышать, но быть и навечно помнить,

что живое сердце в твоей груди
и живое сердце в моей груди - горячо, остро и лежит в ладони.

Бог войны, не бойся, я знаю срок договоров, просьбы и божьих взоров.

Вот в твоих руках есть живой клинок,
но он не разрежет
моё
живое.


Категории: Noragami, Стихи, Фанфики
комментировать 2 комментария | Прoкoммeнтировaть
среда, 23 апреля 2014 г.
Каждый Ritlain 12:04:38
Название: Каждый
Автор: Ritlain
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске, Наруто
Рейтинг: G
Жанры: Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: И каждый несёт в себе то, для чего рождён.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: Ну вот настолько ошарашило, что не ошарашило: я про мангу, которую уже не в меру заворотили.
И тем не менее. Вылезло нечто бессмысленное и беспощадное.


И каждый несёт в себе то, для чего рождён, и каждый несётся по вьющемуся пути, уверенный в нём лишь, но путь всё равно один, его не изменишь: да будет поток времён, да будут сраженья, да будет последний шанс назад обернуться и выбрать себе врагов, и выбрать товарищей, выбрать свой выдох-вдох и выбрать огонь, чтоб в груди никогда не гас. И каждый окажется веером на ветру, оранжевым вихрем, но пламя внутри - одно, да будут обиды и трепет, ножи и боль, но друг твой останется рядом, плечом к плечу: стук сердца и сердца смешался в единый гул, а судьбы сплелись, на ладони горит клеймо.
Так каждый идёт по единственной из дорог,
И каждый несёт в себе
месяц
или
луну.



Категории: Стихи, Фанфики, Naruto
Прoкoммeнтировaть
вторник, 8 апреля 2014 г.
Я узнала Ritlain 19:29:37
Название: Я узнала
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Риза Хоукай, Рой Мустанг
Рейтинг: PG-13
Жанры: Гет, Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Я узнала, как больно война кричит,
если видишь её вокруг
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: обидно, что так сложно показать отношения Мустанга и Хоукай - это гораздо больше чем любовь, на самом-то деле.
И да-да, я подразумеваю гет.
Непонятное нечто, ябсказал.


Я узнала, как больно война кричит,
если видишь её вокруг:

замыкается время, и мир дрожит, и пространство срывает с губ
невозможный протест или дикий вой; мы въедаемся в плоть живых,
уверяя, что каждый из нас - живой, что мы дети своей войны.

Я привыкла вставать, отчуждая взгляд, и себя сохранять внутри,
каждый вдох в этом мире - интимный ад в одиноко-слепом пути.
Я не знаю того, кто не прав, кто прав, но, пожалуйста, мне ответь,
что лишь этот отчаянный ход избрав, что держа за спиною смерть,

и играться с огнём, становясь огнём, и стремительной пулей быть -
это всё только ради борьбы с мечтой, это - наша с тобою нить.

Подробнее…Я узнала, как хрипло война поёт,
если твёрдо нажать на спуск:

находя сквозь песок гул твоих шагов, я иду за плечом - и пусть
вся земля выгорает в твоих следах, пусть горела моя спина,
вопреки невозможности всякий шаг повторить я вдогон смогла.

Замыкается время, и мир дрожит, не дрожит лишь моя рука,
я смотрю, как кровавой печатью мы отмечаем чужой Ишвар.
Я привыкла смотреть и не видеть свет, но я вижу черту дорог,
потому говорю и даю ответ из несказанной фразы, но

что сказать тебе, если мои слова, что тебе я ни расскажи, -
это меньше, чем гиблая тишина, за которой схоронен мир?

Расскажи мне, пожалуйста, как же мы оказались совсем немы.

Я узнала, как страшно война молчит,
если держишь её в груди.


Категории: Фанфики, Стихи, FullMetal Alchemist
Прoкoммeнтировaть
Чёрный песок Ritlain 19:27:43
Название: Чёрный песок
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Эдвард Элрик (Цельнометаллически­й/Стальной), Рой Мустанг (Огненный), Зольф Дж. Кимбли (Багровый/Кровавый)­.
Рейтинг: R
Жанры: Джен, Ангст, Драма, AU
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: AU-канон, в котором Эдвард Элрик является государственным алхимиком в период Ишварской чистки: «Но чего ты ещё мог ожидать от войны?».
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: Я бы сказала, что меня взяла тоска.
Как-то была тема мальчик-алхимик-пёс­-на-цепи-участвует-в­-войне-о-кошмар-о-сл­ёзы актуальной на фэндоме, вот я и хранила эти почеркушки до лучших их времён.
Новые персонажи добавляются с новыми частями.
Lorde – Everybody Wants To Rule the World


Подробнее…

Твоё сердце ссыхается, ты - солдат,
За спиною усталый набат пустыни,
Но песок разгоняет по телу ад,
А души в тебе ровно наполовину;

Ты не праведник неба, ты не судья,
Но вершишь правосудие без закона.
Твоё сердце ссыхается... в сердце - яд,
Желчь со сталью, войной и чужою кровью.



Протяжно выдохнув, Эдвард обессиленно провёл рукой по светлым волосам, пальцами путаясь в них, прикрыл глаза и до боли прикусил губу. Воздух был пропитан пылью, жаром и запахом гари, заставляя чувствовать стальной привкус на языке. Безудержно хотелось пить, но возвращаться не хотелось ещё больше.

Уткнув подбородок в грудь, чтобы спастись от злого ветра, он вышел из палатки и вышел не просто так: в тесноте бежевых тканей царила омерзительная безнадёжность, и в её вязком, несколько спёртом воздухе Элрик задыхался.

Мир снаружи был тяжелее. Ветер здесь закручивал спиралями песок и теребил форму; и, хотя светило солнце, а небо было резко голубым, всё вокруг казалось бесцветным - кроме синих армейских мундиров. Эдвард держался к лагерю спиной. Так легче; хотя - он знал это - ссутуленная, напоминающая странную дугу спина тоже непременно выдаёт. Вот так и приходилось принимать неутешительные выводы; даже, скорее всего, страшные и ужасающие выводы, которые никак не желали укладываться в голове. Что-то превратилось в развалины, сгорело в самой сущности алхимика, оставив после себя только истлевшие угольки. Осунувшиеся лица и тёмные глаза товарищей по войне лишний раз напоминали о не до конца понятной потере.

Взгляд мальчика плавно скользил вокруг, дотягиваясь до песочных бесконечных гор, которые закрывали горизонт, но там, на едва-едва видимой их границе, небо и земля словно поменялись между собой; мысли почему-то тотчас превратились в бурный речной поток и забились в ином ключе. А на самом ли деле то, что сейчас считается абсолютным злом и абсолютным добром, таковым является?

И когда Эдвард понемногу начинает это понимать, то пытается разобраться: а на чьей же стороне он сражается на самом деле? Как так получилось, что то, что раньше виделось таким правильным, сейчас теряет свою значимость?

- Тебя ждут, - бархатистый голос прервал размышления, прозвучав раскатом грома в ясный день. От него в горле появился вязкий ком: Эдвард возненавидел этот голос прежде, чем выпрыгнул из машины прямо на горячий песок. Тогда лагеря военных были расположены на порядок севернее, если память ему не врёт, хоть и прошла всего неделя. Или уже две?..

Он отрывисто бросил:

- Идите к чёрту.

Лицо собеседника приобрело хмурый оттенок, брови сдвинулись к переносице, а рот превратился в тугую полоску.

Рой Мустанг был, наверное, на десяток лет старше, на столько же - опытнее, но всего на пару неспокойных года раньше он утонул в Ишваре. Эдвард погряз в крови по самую глотку. Вот ещё совсем чуть-чуть - и окунётся с головой. Сухие холодные глаза фюрера Кинга Бредли следили за ним неизменно, смотрели почти что сквозь и грязно щупали душу.

- Ты пойдешь со мной, - уже более настойчиво проговорил Рой, сверкая глазами и пытаясь сдержать ответные колкие реплики. Изначально ему не следовало создавать конфликт. Несмотря ни на что, мальчишка этот - всего лишь ребёнок, которому не вовремя захотелось поиграть в солдата. Здесь, на фронте, военные становились не лучше обыкновенных горожанок-сплетниц: временами поговаривали, что где-то у Элрика оставался младший брат, и этих двоих окутывала какая-то жуткая история о доспехах, правилах, сгоревших домах и подобной ереси. Тем не менее у Эдварда действительно не было руки и ноги, а младший брат его и впрямь носил устрашающие доспехи. Кусочек стали, виднеющийся из-под правого рукава, насмешливо сверкнул огненными бликами.

Но решение фюрера взять на войну ребёнка...

- Да идите вы в жопу со своими драными командами! - Эдвард запнулся и вызывающе обернулся, окидывая взглядом тёмную фигуру. - Нет, я не хочу, - после неловкой паузы он несколько смутился и повторил это уже себе под нос, вжал голову в плечи и левой рукой потянулся к огню. Тепло костра ласково прикоснулось к живой коже. Мальчик себя живым уже не чувствовал.

- Ты пойдешь со мной. Сейчас же, - сильные пальцы до боли сжали локоть, рывком приподнимая Элрика на ноги. - Это приказ старшего по званию. Тебя не учили слушаться, Стальной?

Прозвище ножом полоснуло по слуху, и блондин, не совладав с собой, поморщился, покривив губами. Ему не нравилось это: как выяснилось, алхимики собирались в центральной палатке и узнавали свои следующие шаги по Ишвару. Сейчас война двигалась ровно на юг, и это вызывало у Эдварда беспокойство.

В Ризембурге был Альфонс.
В Ризембурге была Уинри.
В Ризембурге был он сам.

Захотелось плюнуть Мустангу в лицо, чтобы тот отлип, и Эдвард даже набрал во рту слюну. И немедленно сглотнул. Сердце у него ёкнуло от внезапно накатившейся усталости, которая преследовала его уже долгие сутки, живот схватило, и несколько секунд он не мог двигаться на месте, словно отнялись ноги. Потом, вырвав руку из крепкой хватки, он повернулся и с трудом пошёл, не замечая, что идёт не в ту сторону, но, обнаружив это, свернул налево, в самую гущу лагеря. Мужчина за спиной раздосадовано выдохнул и, спрятав руки в карманы, поспешил следом.

Ничего особенного в поведении Стального не было и, может быть, именно это вынуждало Мустанга (по неведомым ему самому причинам) упрямо опекать мальчишку, который умудрился получить государственные часы в таком глупом и порывистом возрасте. Ему не было известно, с какими целями Стальной вообще оказался в армии; ему, кажется, было и вовсе на это глубоко плевать, но что-то внутри груди всё равно неприятно сжималось, стоило поймать опустевший ребячий взор. Маэс в последнее время полюбил вспоминать выражение, проскользнувшее когда-то в заурядном разговоре: «Глаза солдата - глаза убийцы».

Но чего ты ещё мог ожидать от войны?

Песок был вязким и глубоким, он скрипел под ногами и напоминал о снеге. Накаленный воздух камнем застывал в лёгких, отбивая всякое желание разговаривать. Алхимики в абсолютном молчании добрались до ряда центральных палаток - и, будто бы по строгой команде, оба задержали дыхание на пару мгновений. Заходить в искусственную темноту не было ни малейшего желания.

- И чего же мы тут ждём? - в затылок насмешливо фыркнул Кимбли. По спине Эдварда прошлись мурашки, а зубы его, вероятнее всего, с откровенным раздражением заскрипели: именно Кимбли был самым последним человеком, которого хотелось бы сейчас - нет, вообще - видеть и слышать.

Багровый алхимик был остервенело бессердечен. С неприятным сладострастием он говорил об атаках снайперов и убитых ими, о процессах пыток и признаниях заложников, о казнях и о роли алхимии здесь, на поле боя. В нечаянных и исключительных разговорах приходилось отвлекать его от этих тем и наводить - когда удавалось - на темы менее багровые, например, итоги чистки или же её причины. Зольф Джеймс Кимбли любил войну и дышал войной. Она вполне могла считаться его началом и его концом, и потому Эдвард всегда чувствовал стихийное омерзение, находясь рядом с настоящей машиной для убийств. Эдвард всегда отворачивал лицо от испытующего взгляда узких чёрных глаз.

Он ненавидел войну всеми фибрами души, но не видел никакого другого выхода: отказаться от армии было равноценно отказу от мечты; может быть, «руки по локоть в крови» - таковой и оказалась её стоимость? Стальной алхимик уже научился принимать это, но отчего-то выходило так, что Эдвард Элрик с этим равноценным обменом мириться совсем не стремился.

- Эй, Мустанг, ты-то видел? Красивый получился взрыв, - мечтательно промолвил Кимбли. - Когда ишваритов загоняют в ловушку, по-моему, это только портит картину. Люблю, когда они только-только начинают всё понимать. Но лучше всего конец, когда всё красное... я бы даже сказал, ярко-красное. Мне результат особенно нравится.

Багровый говорил просто и дурашливо, точно бы рассказывал о каком-то забавном случае из жизни, а не о плодах своей разрушительной и ужасающей алхимии. В глубине души Эдвард точно знал, что на самом деле этот мужчина гораздо хитрее, чем может кому-либо показаться; нет, ему действительно нравилась война, и он играл в неё изо всех сил. Но ещё он следил за своими собеседниками и неизменно каждое его слово было подобно снайперской пуле: оно попадало чётко в намеченную цель и било безупречно и чисто, буквально насмерть.

Марионетки в руках кукловода, подумал Эдвард. И, даже всё понимая, никто ни за что не отпустит грязные нити.

- Загвоздка в том, что там были и наши солдаты, - ответ прозвучал натянуто и гулко: приручённый гнев оглушительно залязгал металлом в голосе, который вдруг стал похож на дрожащую струну. Сорвётся, обязательно сорвётся.

- Ну, без жертв... - Кимбли усмехнулся и, деланно взмахнув правой рукой, вызывающе щёлкнул пальцами. Рой вздрогнул всем телом, на взор от худощавого лица не отвёл, вонзившись в него глазами даже пронзительней, чем было до этого.

- Скольких тебе ещё простят, Багровый? - он неожиданно перешёл на боевые прозвища, и Эдвард физически почувствовал черту, отделившую майора Мустанга от несимпатичного ему собеседника. Война происходила внутри аместрийских войск - и в сердцах алхимиков, следовательно, равным образом; она могла бы стать безмолвным, но самым важным протестом, она бы перевернула ход всего, но каждый алхимик хранил молчание и терпел, исполняя приказы.

Огненный удивительно и беспамятно говорил о хорошем будущем - и аккурат это в нём бесило больше всего, и Эдвард нисколечко не жаждал понимать, как ещё можно оставаться таким глупым и бесчувственным, чтобы не просто отпустить эту чёртову войну из себя в те дни, когда неизвестно, когда она закончится, но и забыть... всё. Эдварду казалось, что забыть Ишвар - это изменить прошлому себе. Сам Эдвард никогда ничего не забудет.

- Будешь считать, да? - Кимбли засмеялся и протиснулся между ними. Взгляд его скользнул по макушке Стального, и слова, обращённые к мальчику, оказались хуже любого оружия:

- А ты неплохо справляешься, Элрик, - и зашёл вовнутрь.

Пуля попала, как и ожидалось, в цель: из лёгких точно выбили весь воздух, а солнце стало печь в разы сильнее - мальчик почувствовал немыслимую слабость, а память, которая словно была за одно с Багровым алхимиком, мимолётными отрывками впилась в голову. Эдвард действительно не давал себе возможности забыть, но надеялся, что и вспоминать ничего не придётся. Болван! Колени по-глупому задрожали.

Рой порылся во внутреннем кармане мундира.

- На, пей.

Мальчик открыл рот, чтобы ответить, - и не ответил. Он, не смотря в глаза Мустангу, выхватил из его рук флягу - овальный сосуд с крышкой уже дал трещину и, скорее всего, знал когда-то лучшие годы - и, собравшись с духом, залил жгущий алкоголь себе в глотку. Лицо у него сразу покраснело, а из глаз потекли слёзы: напиток был похож на азотную кислоту; мало того, что после глотка ощущение было такое, будто тебя огрели палкой, но и внутри органы запылали. Эдварду показалось, что его заживо жарили на костре, но вскоре жжение в желудке утихло, а мир стал выглядеть лучше. Горечь на языке растворялась, заставляя возвратиться к реальности.

- Креплёное вино, - пояснил Рой. Сам он пить не стал и, спрятав флягу обратно, подтолкнул расслабившегося Элрика в спину. - Всегда успокаивает нервы, когда паршиво.

- И часто вам... - Эдвард сглотнул слюну и тряхнул головой, испытывая волнующий прилил энергии. Дышать было теперь легко. - ...паршиво?

Мустанг сухо усмехнулся:

- А может быть хорошо?

Его голос напоминал о горечи, растворяющейся на языке, и уже не был так ненавистен, как прежде. Всё вставало на свои незыблемые места, и если он, Стальной алхимик, здесь - значит, так и надо. Его алхимия не была пламенем, которое уничтожает всё на своём пути; его алхимия не была оружием - всего лишь средством.

И, глядя в тёмные глаза майора, Эдвард почему-то отчётливо понимал, на чьей стороне сражается.


Категории: Фанфики, FullMetal Alchemist
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Мир Ritlain 19:25:35
Название: Мир
Автор: Ritlain
Фэндом: Beyond: Two Souls
Персонажи: Джоди, Айден
Рейтинг: G
Жанры: POV, Ангст, Стихи
Размер: мини.
Статус: Закончен.
Описание: я сжимаю в горсти своей грань враждебных миров
Размещение: с разрешения.


На двоих - одиночество. След от оков-цепей.
Нам одной только воли, по правде, ничтожно мало.

Как тебе объяснить? - я сжимаю в горсти своей
грань враждебных миров, но лишь если бы разжималась,
как пружина, ладонь - в этом странном чужом пути
уместился бы мир, полный глупостей и сомнений,
всей моей несвободы, как ты, брат, её ни рви,
отчуждённости, трепета, чёрных существ на стенах.
Подробнее…Нам из крайности в крайность, но поезд прибавил ход,
а под кожей щипается чёрствый противный ветер;
это даже не страшно, когда знаешь наперёд,
когда знаешь, что тьма всё равно будет где-то в свете.
Только есть в нас одно - неделимость и груз тоски
(из двуличного белого всё облачилось в тёмный),
поле битвы - внутри, но и шрам каждый наш - внутри,
но мы выросли, брат, и теперь нам совсем не больно.

Как тебе объяснить? - есть последний почти что стон -
и на дно вместе с гнётом, без страха смыкая веки
и не чувствуя связи, не чувствуя нас с тобой,
опуская в бессилии руки, не видя цепи...


Ты мне шепчешь как будто: «Держи в кулаке ладонь»,
потому что в другой - целый мир.
И он наш.
Навеки.


Категории: Стихи, Фанфики, Beyond: Two Souls
Прoкoммeнтировaть
Невольная птица Ritlain 19:22:58
Название: Невольная птица
Автор: Ritlain
Фэндом: Shingeki no Kyojin
Персонажи: разведчик (?)
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: с ошмтком крыльев.
Посвящение: Старая карга, ибо благодаря тебе я вдруг вспомнила, что знаю этот фэндом.:)­
Размещение: Только с разрешения автора.


Небеса расступаются, ты идшь, за спиною чуть слышится гул народа,
Но по телу нестся липуче дрожь, когда чувствует взор твой огонь восхода -
Потому-то душа рвтся из груди, как невольная птица с ошмтком крыльев.
Этот воздух с другой стороны стены изумительно кажется легче, шире;

Изумительно кажется он иным, когда видишь раздолье на небосводе.
И ничьей никогда не найдшь вины, если кто-то останется на свободе,
Если кто-то останется там один с потерявшимся мертвенно-острым взором...
Подробнее…И, наверно, сложнее всего живым, тем, кто снова втянул в себя тяжесть горя.

Даже сердце невольно стучится в такт, попадая под песню шагов гигантов.
Этот воздух вселяет азарт и страх, этот воздух - свобода, мечты и завтра.
Небеса расступаются, ты идшь, за спиною чуть слышится гул укора,
Но по телу проносится вязко дрожь, только вспомнится мир и его просторы;

Он ложится с другой стороны стены, он почти на ладони, внутри - поныне.

Потому-то душа рвтся из груди,
Как невольная птица с ошмтком крыльев.


Категории: Фанфики, Стихи, Shingeki no Kyojin
Прoкoммeнтировaть
вторник, 4 марта 2014 г.
true Ritlain 17:07:24

Того, кто одинок, не покинут.

Словом, это - то самое, что постоянно хочется ответить людям, которые вопят на разные голоса: "Ну как так можно?!".
Можно.
И очень просто.
Если подумать, разумеется.

Добра, в общем, им: круто, когда люди любят людей.
А другое - вода.

Категории: Люди больше не важны, Ничего нового по жизни
Прoкoммeнтировaть
вторник, 25 февраля 2014 г.
круги своя. Ritlain 14:03:11
А в принципе, всё возвращается на круги своя. Моя тушка ходит в школу и получает сносные отметки, перечитывает Салтыкова-Щедрина и решает уравнения касательных, прогуливает дополнительный английский и чувствует себя счастливейшим одиночкой, которому, возможно, действительно самую малость одиноко, но это не так ужасно, насколько вообще может казаться. Я с головой окунаюсь в книги, в музыку, в уроки и в мир, что даже не смотрю в чью-либо сторону. Я чувствую себя ребёнком, мечта которого по-настоящему исполнилась: меня никто не трогает, не дёргает и не отвлекает, мне не надо говорить и отвечать, я могу просто думать - и чувствовать себя свободнее, чем когда-либо. Это странное ощущение нахлынуло очень внезапно, и потому я до сих пор не в состоянии от него отойти.

Словом, крылья свободы несут меня по дороге вдохновения (ибо одиночество - лучший стимулятор, да!), но ничего путного пока что не выходит. У меня ко всему есть пара строк, у меня ко всему есть пара идей, но истинное желание их воплотить смылось куда подальше - и ради Бога, полагаю. Мне бы строчить сейчас сочинение по английскому, а не страдать фигнёй - интернет, как ни странно, и не подумает никуда от меня деться до второго числа марта - но я упорно делаю вид, что ни черта мне не нужно. Ах, верно, как можно забыть, что матери приспичило отправить меня в дорожно-технический­ институт, но, честное фикрайтерское (потому что я больше ничего особенного не добивалась и не добилась) слово, вашпокорный всё равно отправится на филологию, в кафедру русского языка и литературы, ибо если я ещё хоть раз в своей жизни увижу цифры... мне осталось целых полтора года, гора экзаменов, конкурс аттестатов, переезд за город, интернет-модем, работа, диета, гитара, пианино и вагонище книжек, которые готовы к прочтению очень, ну очень давно.

И если бы сейчас кто спросил, какое я растение, то я непременно оказалась бы кактусом, самым колючим из всевозможных вариантов. С ощущением свободы пришли струны нервов, и теперь мир, кажется, слишком уж давит на меня. Не то чтобы это плохо - нет, совсем неплохо, в принципе, такое у всех, разумеется, - но давление настолько сильное, что иногда у меня попросту нет сил стоять на ногах. Это странно, что, заходя в дом, во мне трепещет железное хотение спатьспатьспать, однако я ем, глажу гуляющую и орущую кошку, ложусь на кровать и докапываюсь до ноутбука. И вот если на чистоту капрала Леви (от "Вторжения гигантов" мне, впрочем, тоже не отойти) - моя жопа, несмотря ни на что, стала ленивее, чем прежде, зато котелок варит настолько нереально и вообще бесчеловечно, что вновь появились чёрные синяки под глазами,
а в классе я остаюсь самым бледным человеком.

И ради Бога.



Категории: Бабочки на ужин, Истории английского урока, Влияние круга
Прoкoммeнтировaть
воскресенье, 23 февраля 2014 г.
Небо Ritlain 10:00:50
Название: Небо
Автор: Ritlain
Бета: отсутствует.
Фэндом: Naruto.
Персонажи: Обито/Рин (односторонний)
Жанр: Гет, Ангст, Драма, Философия
Предупреждения: OOC, Смерть персонажа
Размер: драббл.
Рейтинг: PG-13.
Статус: закончен.
Содержание: Но это его мир, и коридор деревьев бесконечен впереди. Рин, не мешкая ни единым мгновением, вышагивает чётко прямо. Обито хочет рассказать многое, но прекрасно понимает бурлящее в душе отчаяние. Нохара не ответит. Спустя годы верится, что так и должно быть по-настоящему. Да, точно, этот мир свершившихся надежд имеет свои изъяны и пороки, но он всё равно идеален - настолько же безукоризнен, насколько необходим потерянным.
Размещение: с разрешения.
От автора: Я на самом деле безумно их люблю.
Пустой драббл, полагаю.
В общем, что-то типа авторской философии о том, что идеальный мир абсолютно такой же, как и реальный. Да и с другой стороны взглянуть если - может ли Обито понять, что вселенная, созданная им самим, будет для него обыкновенной пустотой?
Подробнее…

Он закрывает глаза.
Деревья здесь до того высокие, что ещё чуть-чуть - и, кажется, точно дотянутся до облаков. Врастут в них листвой и огромными ветками, тревожа на себе необъятное, всевидящее небо.
Рин смотрит ввысь с толикой неясного любопытства, прячет руки за спиной, беззвучно и беспричинно смеётся. Улыбка у неё почти воздушная, светлая, немного наивная и жутко заразная, а потому Обито отворачивается на миг раньше, чем встречается с Нохара глазами: уголки его губ приподнимаются просто так, сами собой. Усмешка выглядит перекошенной и безобразной.
Она осталась в памяти, думает Обито, и из-за этого почему-то становится тяжело. Учиха запоминает каждую незначительную мелочь внешности подруги, в мыслях выделяет наиважнейшее для себя и понимает, что будет так делать постоянно. Всегда. Что бы ни случилось.
Ровно половины его лица не существует: пустая глазная впадина, ссаженная кожа и размозженный череп. Сухой голос пробивается сквозь глотку грубыми и острыми комками, в лёгких растаяло нечто вязкое, болотистое, и Обито хочет рассказать многое, но считает, что сейчас не то время. Этот коридор деревьев будто опускается из снов: такое же парное небо, по которому проносится водяная рябь; ветер, без слов рассказывающий об истинном предназначении шиноби; смеющаяся Рин, улыбающаяся Рин, солнечная Рин...
Листья под ногами сминаются, но до слуха не доносится никакого шелеста. Необъяснимая тишина такая полная и угрюмая, а небо такое душное, что Обито кажется - раздайся хоть один только резкий звук - и вокруг произойдёт что-то страшное: смерч, ураган, землетрясение.
Но это его мир, и коридор деревьев бесконечен впереди. Рин, не мешкая ни единым мгновением, вышагивает чётко прямо. Обито хочет рассказать многое, но прекрасно понимает бурлящее в душе отчаяние. Нохара не ответит. Спустя годы верится, что так и должно быть по-настоящему. Да, точно, этот мир свершившихся надежд имеет свои изъяны и пороки, но он всё равно идеален - настолько же безукоризнен, насколько необходим потерянным.
Нохара не ответит. В памяти Обито давно появилась гигантская брешь, которую ничем не залатать: он не помнит её голоса.
Ровно половины его лица не существует - дань ушедшей, словно мимолётная тень, дружбы. В груди у Обито скребётся непонятное нечто. Этот мерзкий скрежет разделяет тишину вокруг него на мелкие куски, а мир оживает, будто кто-то щёлкнул пальцами. Раз - и ветер, без слов рассказывающий об истинном предназначении шиноби, свистит в ушах громко и надрывно; так плакала Рин, когда они виделись в последний раз. Два - под ногами теперь хрустят листья.
Три - Рин больше не улыбается. Смех её давным-давно пропал в закромах сознания, стёрся в прошлом, и сердце Обито сейчас бьётся настолько сильно, что становится невозможно дышать. Внутри кто-то насмехается голосом Какаши, и в эту секунду Учиха ненавидит лучшего друга гораздо сильнее.
Мир отчего-то кружится вокруг него быстрым речным течением и обретает чёрно-красные цвета, делаясь липким и страшным - этот новый распахнутый в мыслях сундук выплёвывает из себя душу Обито, открывая для Рин беспроглядную пропасть.
Нохара молчит и идёт вперёд, не улыбается и не оглядывается назад. Мир не касается её кровавыми красками, но и не подпускает подойти поближе - она кажется чем-то неестественным и призрачным. Мнимым.
Иллюзорным.
Листья под ногами сминаются и кричат, а ветер, ледяной и воющий, впивается в тело Обито яростным хищником, клыками вонзаясь в само нутро. Рин смотрит ввысь застывшим взглядом, беззвучно смеётся, но Учиха вдруг отчаянно понимает, что она мертва - дыра у неё в груди всегда снилась ему в кошмарах.
Этот коридор деревьев не хочет становиться таким, каким был прежде. Небо кипит, бьётся через край, целый мир отказывается подчиняться велению сознания, и Обито хочет убежать, немедленно спрятаться от кровавой вселенной, потому что на сегодня уже хватит. Нохара вернётся обратно, обязательно вернётся обратно, и она будет совершенно живой, и она вновь будет беззвучно смеяться до тех самых пор, пока Учиха не вспомнит её голос, пока...
А пока он открывает глаза.
Деревья вокруг до того высокие, что ещё чуть-чуть - и, кажется, точно дотянутся до облаков. Врастут в них листвой и огромными ветками, тревожа на себе необъятное небо.
Успокаивая на себе всевидящее небо.


Категории: Фанфики, Naruto
Прoкoммeнтировaть
четверг, 20 февраля 2014 г.
... Ritlain 12:34:40
Это, наверное, ужасно - то, что я творю со своей жизнью. Взять себя в руки оказалось довольно проблематично (в принципе проблематично, не иначе), а я всё больше и больше загоняю эту проблему. Вот наврала. Вот лень мне. Вот наврала. Наврала. Наврала. В общем, получается какой-то неприятный - даже, кажется, мерзкий - замкнутый круг. Только-только говоришь: "Хватит, идиотка, что ты творишь? Это не конец света, потерпи, перетерпи, чем ты лучше других, чёрт бы тебя подрал?" - ан нет, я же грёбаная авторша замшелых фанфиков и стихов, которые почему-то ставятся в разы выше, чем хотя бы, так скажем... учёба. Со школой отношения не складываются ни под каким углом: я, например, весь февраль просидела дома, болезнь вновь берёт своё и заставляет валяться в позе эмбриона. С таким отношением я не закончу ни десятый класс, ни одиннадцатый, но просто не могу - терпеть свою недо_инвалидность сил, если честно, нет. Я до сих пор не помню имени или фамилии большей части одноклассников, у меня нет оценок, нет расположения учителей - когда я всё-таки являюсь в школу, все, такое чувство, устало вздыхают. Да, такая я ужасная и больная. Не то чтобы мне обидно - Господи, мне же ничего ни от кого не нужно, правда! - но я чувствую жуткую неловкость - до странности чужая среди своих. Вспоминаются, разумеется, проблемы прошлых лет - аск с обсуждениями обо мне: "Нос вздёрнула, типа мы хуже неё! ахахаха", - и тогда мне было смешно. Сейчас невероятнейшее ощущение безысходности.

Дело, полагаю, в том, что я практически впервые не знаю, что же будет дальше. Мои неконтролируемые действия всегда продуманы на несколько шагов вперёд - скажу так-то, улыбнусь так-то, позвоню тогда-то - но когда что-то идёт супротив моей системы, я хочу спрятаться и ни за что не вылезать. Иногда мерещиться, что всю сознательную жизнь я провела в поисках несуществующего одиночества - и до сих пор ищу. И, раз уж говорить о чём-то существенно-абстрак­тном, то я должна писать о насущном, а не о тупорылой панике. Мне не нравится шум. Рано или поздно меня будет раздражать твой голос. Рано или поздно я от тебя отгорожусь ко всем чертям. Я никогда не буду искать твоего общества. Я никогда не позвоню первой. Никогда не напишу первой. Я не стану вступать в дискуссии, потому что тогда у меня будут трястись колени.

Я никогда не стану обычной девочкой, которой бы все гордились.
А ещё я навсегда останусь нытиком - ну, по крайней мере, тут.

А ещё я смотрю на себя со стороны и не нахожу хороших - хотя бы человеческих - качеств.

Категории: Влияние круга, Слепой душе не достается жалость, Не надо больше
Прoкoммeнтировaть
вторник, 18 февраля 2014 г.
Война Ritlain 13:00:30
Название: Война
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Риза Хоукай, Рой Мустанг
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Но всегда лишь с конца зарождается вдруг начало.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: охтыбожемой, что это такое, что же это
хочешь написать прозу, а выходит еле-еле рифмованная ересь, да-да
Гет сам по себе подразумевается, если что.
Таймлайны: смерть отца и уход Мустанга в армию/Ишвар/соответ­ственно, после войны, но до Элриков, вот.


Господин Рой Мустанг, я прошу вас, побудьте рядом, если это не сложно - подставьте своё плечо. Я сейчас оклемаюсь. Немедленно, правда-правда. Просто это немного... до ужаса горячо где-то в сердце, как будто огонь раздирает тело, он несётся по венам, безумно сжигая всё.

Господин Рой Мустанг, вы поймите, в ушах звенело, когда дверь закрывалась (теперь не открылась вновь), этот дом, вы поймите, вместилище всех печалей,
и вот здесь я одна - и всё время была одна.

Но всегда лишь с конца зарождается вдруг начало.
Господин Рой Мустанг, уходите, вас ждёт война.

***
Подробнее…

Пускай выстрел - свинец, отпечаток и оттиск смерти, я решила, что выстою, следственно, так и быть. Но, алхимик Мустанг, колебания душу вертят (от отчаянья хочется жутко и громко выть). Я забыла отца, но я помню любое слово, что сказал он военным, а после их - за порог.

И, выходит, огонь раздирает не только с горя, он сжигает снаружи - без трепета и тревог. Но, алхимик Мустанг, вы мертвы, вы мертвы, и странно,
я смотрю вам в глаза - и могу видеть только тьму.

Но всегда лишь с конца зарождается вдруг начало.
Нет, алхимик Мустанг, отживём эту мы войну.

***


Подполковник Мустанг, я прошу вас, пусть буду рядом - это важно, поверьте, и нет ничего важней. Мне известно, что значит быть верным во всём солдатом, вам известно практически столько же, сколько мне. Я решила, что выстою, следственно, так и вышло, я теперь не боюсь, нам знакомы огонь и кровь.

...Подполковник Мустанг, та война не была нам лишней. Она стала для нас озарением через боль, она стала для нас разрушением всех мечтаний:
значит, ворох надежд не продвинет вперёд никак.

Ей конец. Но с конца зарождается вдруг начало.
Подполковник Мустанг, нас опять будет ждать война.


Категории: Стихи, Фанфики, FullMetal Alchemist
Прoкoммeнтировaть
Истина, что властвует над миром Ritlain 12:43:40
Название: Истина, что властвует над миром
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Эдвард Элрик (Цельнометаллически­й/Стальной)
Рейтинг: G
Жанры: Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Только так - искать себе ответы, только так - искать себе вопросы,
только так - идти вперёд упорно, зная, что отыщешь там, в конце.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: очень такое нотационное получилось или не получилось.
вообще, кажется, ни о чём хд
как ни странно, ритм выверен, а читается сложно-сложно.


Принцип равноценного обмена - истина, что властвует над миром.
Если есть законы - так блюди их (или же поплатишься вдвойне).
Как бы ни бежала кровь по венам, как бы ни казалась боль терпима,
Есть всегда каноны, чьи-то силы, от которых не спастись вовек.

Каждый вносит плату и расплату, каждый вносит равное обмену,
Каждый вносит малое - потерю. Значит, лучше не сходить с пути?
Знаешь цену для улыбки брата? Если жизнь - оплатишь эту цену?
Ничего, что сердце бьётся тленно, главное, что сердце не болит.

Принцип равноценного обмена - истина, что властвует над миром.
Если есть законы - так блюди их, никогда не смей играть с огнём.
Подробнее…Правда, дети - люди переменной, точка непохожести с другими,
Возраст несгибаемости, вершины, что не подчинит никто второй.

Только так - искать себе ответы, только так - искать себе вопросы,
Только так - идти вперёд упорно, зная, что отыщешь там, в конце.
Что же будут стоить все секреты? Мир, конечно, цену свою спросит.
«Даже если горечь сдавит горло, вот так просто я не брошу цель.

Надо всё вернуть, унять все раны, надо много сделать, очень много.
Главное - без страха, даже Боги вряд ли смогут нас остановить».

Но насколько нужно быть упрямым, глупым и отчаянным ребёнком,
Чтобы крепче, твёрже встать на ноги
И сражаться, чуть вздохнув, за жизнь?


Категории: Стихи, Фанфики, FullMetal Alchemist
Прoкoммeнтировaть
Блик Ritlain 12:28:37
Название: Блик
Автор: Ritlain
Фэндом: Мерлин
Персонажи: Мерлин, Артур
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: ООС, Смерть персонажа
Размер: мини.
Статус: Закончен.
Описание: Тает на троне последний блик.
Размещение: с разрешения.
От автора: в принципе, слэш, его пусть не видно, но мозг у меня такой,
нучтоподелать
неделя пересмотра удалась.


То, что врезает судьба мне в вены, -
Слово пророчеств и их завет:
Мне за тобою ступать нетленно,
Пряча в ладонях волшебный свет,

Пряча в молчанье второе имя,
Шёпотом древним вонзаясь в жизнь.
Если быть верным - то до бессилья,
Тайну свою, как немой, хранить.

Слово пророчеств сожгла эпоха,
Но приговор будто в кровь проник:
Мне за тобою ступать... до вздоха,
Но лишь растает на троне блик -
Подробнее…
Ждать тебя век или же мгновенье,
Зная, как память нест долой
Всё, что уходит с времён теченьем,
Всё, что осталось от нас с тобой.

Есть лишь единственно верный выбор
(Право решать перешло ко мне).
Видишь, Артур, как дракон тоскливо
Пляшет в ручном, но живом огне?

Слышишь, Артур, как водой озрной
Время наводит на мир круги?
Призрак страны вновь уходит скорбно,
Прячется в жесты, в глаза, внутри.

То, что врезает судьба мне в вены, -
Слово пророчеств для нас двоих.

Мне за тобою ступать нетленно.

Тает
на троне
последний
блик.


Категории: Фанфики, Стихи, Мерлин
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 10 февраля 2014 г.
~ Ritlain 05:27:38
Очень странно мне чувствовать себя... вот так. Подобного ощущения своей полной ничтожности у меня не было ой как давно, а когда - уже и не вспомню. Просто опять все по-старому: голова кипит, ресницы мерзко слипаются, какой-то невидимый кулак сжимает в пальцах мой желудок, да и вообще - на душе вдруг настолько гадко стало, что не понимаю, чего это я не скукожилась еще, не сгнила.

Впрочем, мне очень под настроение дождь, гулко бьющий по крыше балкона, тиканье часов и машины. Вот так вот легко - с час целый прореветь в ванной, а потом резко успокоиться. Сейчас такое жуткое ватное состояние - я даже с места сдвинуться не могу. Ну вот честно.

Удивительно, что именно в подобные моменты я безумно хочу... к папе. К пьянице-папе, который бросил меня наедине с мамой три - или четыре? - года назад, который не пытается со мной увидеться, которому абсолютно все равно, жива я вообще тут или нет. Вот только хочу. Я не знаю, что скажу ему. Если по правде, то мама, конечно же, гораздо лучше него, она меня всегда терпит, любит, заботиться, по именно сейчас она меня - самый последний человек в мире, с которым бы я пожелала столкнуться. Это, верно, такая невыносимая ирония судьбы - хотеть туда, куда тебе путь заказан. Мой папа не проявит сочувствия, не пожалеет (если он вообще вменяемый, я же не общалась с ним с ноября примерно), он, быть может, даже не отвлечется... но когда я ищут поддержки, мне очень хочется его обнять. Пусть это просто никченое желание самого одинокого на свете человечка.

***

Я была бы рада найти в ком-то собственную опору - в какой-то определенной мере это моя главная мечта, а мечты, как показывает практика, имеют свойство сбываться лишь наполовину. Моя личная жизнь - отношения - не собирается идти в гору, потому что я жирная прыщавая корова, у которой не только фиговые скелеты в шкафах (фанфики, стихи и пианино - это не особо модно в нашем ограниченном обществе ), но и слишком, слишком высокие запросы - ну ведь кому, кроме меня, одним из факторов отношений будет грамотность. Я довольно резкая на слова, пока прячусь в своей комнате-коконе, но, вылезая, открываю миру сгусток комплексов и морального уродства.

Во мне нет той общительности, которая нынче крайне востребована. Я не самый разговорчивый собеседник, но я люблю слушать, и этого достаточно. Я все время хочу быть в одиночестве - мне так действительно лучше, потому как, вливаясь в жизнь класса-школы-города­-страны, на тебя невольно опускается груз неясной ответственности. Моя подруга - единственная, с кем я кое-как нахожу общий язык, но нежелание с ней общаться может возникнуть в любую секунду. И тогда мне стыдно, что я не оправдываю чужих ожиданий.

Кстати, их никто и не должен оправдывать, но от понимания этого легче дышать не становится, и даже наоборот - я вижу себя выжатым лимоном. Моя семья огромна, и с теми, кто живет со мной в одном городе, я умудрилась испортить любые узы. В их глазах я унижаю маму, я говорю с ней грубо, я делаю из нее служанку, и вообще, по правде говоря, я - мразь конченая, каких поискать - все равно не найдешь. Мамин ухажор говорит, она все же моя мать.

...Прости, и что?

Факт, что она мой самый любимый человек во вселенной, не будет мне мешать отстаивать свои интересы и не позволит вытирать об меня ноги. Почему-то в наших с мамой взаимоотношениях есть лишь одна сторона монеты - и та принадлежит ей. И все бы ничего, я бы привыкла, но моя единственная обида заключается в том, что я оказалась одна против всех. Никто не встанет на мою сторону, я обязана идти на компромисс, я обязана, черт бы все подрал.

И именно поэтому я очень хочу к папе - я пользуюсь тем, какие у них отношения, я жду, что хотя бы он меня поддержит в моем одиночестве.

И искренне жду.

Только одиночество - на то оно и одиночество. И рассчитывать на кого-то - себе дороже, не выдержишь очередного разочарования. Я бы умерла, если бы мне вновь хватило смелости пойти на это. Теперь храбрости или глупости уже не хватит - я боюсь новых осуждающих взглядов в спину, потому что год назад все же выжила. Но тогда было гораздо легче, нежели сейчас.



Но сейчас я просто хочу к папе.

Я ужасный человек.



Категории: В бреду, Выводы для собственной жизни, Осточертело до лихорадочной боли
Прoкoммeнтировaть
понедельник, 27 января 2014 г.
Белым по белому Ritlain 12:42:16
Название: Белым по белому
Автор: Ritlain
Фэндом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
Персонажи: Джон Сноу
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, Стихи
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: лето не держит бой.
Размещение: Только с разрешения автора.


Белым по белому, лето не держит бой,
Снег под подошвами делает твёрже шаг:
Если ты дышишь - ты, верно, пока живой,
Значит остра ещё сталь твоего меча.

Чёрные крылья вороны в снегах видны.
Чувствуешь, с Севера дышит чужая кровь?
Крепче хватайся за странные волчьи сны
И осторожней вступай ты на мёрзлый лёд.

Вихри в душе убегают на дальний план,
Вихри вокруг не подарят тебе и вздох.
Пусть рукоять на мече - навсегда оскал,
Только в тебе всего капля крови волков;
Подробнее…
Только в тебе есть обет, есть зарок Стены,
Сколько осталось мириться и ждать, бастард?
Крылья вороньи чернеют, в снегах видны,
Может, спасёт тебя рядом идущий брат?

Белым по белому, близко зима да враг.
Старые Боги согреют костром сердец,
Но в подреберье стесняет противно страх,
И не боится, ты знаешь, всегда глупец.

Небо вжимается в плечи, но манит вверх,
Сизый простор заслоняет хребет Стены.
...Битвой сегодня решается всё за всех,
Битва такая: здесь будет лишь смерть и ты.

Белым по белому, лето не держит бой,
Снег под подошвами делает твёрже шаг.

Если ты дышишь - ты, верно, пока живой,
Только, пожалуйста, не прекращай дышать.


Категории: Игра Престолов, Фанфики, Стихи
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть
Different Ritlain 12:40:29
Название: Different
Автор: Ritlain
Фэндом: Мартин Джордж «Песнь Льда и Пламени», Игра Престолов
Рейтинг: G
Жанры: Стихи
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: но за Стеною вдруг лето пало, значит, иная пришла война
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: странное, образное и сплочённое.
вот.


Впились неистово воды в сушу, ищут, поди, новый путь себе.
Бог, утонувший за нас, послушай, ты не возьмёшь ничего в земле; сколько ни бейся за лживо-правду, сколько ни жди похвалы из вне, но тебе будет одна награда: что не твоё, то не взять тебе.
Если вдруг Север в слезах восстанет, вместе с войною пойдёт на Юг, значит, останется нам руками крепче держаться за меч-Иглу; если вдруг Юг встрепенётся, вскочит, встанет заносчиво на краю, значит, выходит пора пророчеств.
Значит, вступает дракон в Игру.
Пламя избавит тебя от смерти, но, может, пламя - она и есть? Сталь закалялась в огне и мести, в магии древней рождалась честь. Чёрные крылья в снегах зарыты, волчьи глаза видят лишь во сне, сколько же тьмы за Стеной забыто, сколько кошмаров скрывает снег? Древние Боги не видят Юга, не защитят, коли вдруг беда. Не отпускай никакого друга, ближе ты к сердцу держи врага.
Битва престолов - всегда потеря. Пусть будет твёрдой твоя рука, если есть друг, но в глазах - измена.
Просто будь твёрдым.
Всегда?
Всегда.
Каждый всесилен - и щит не нужен, меч наготове, доспех блестит, кто среди всех - тот из лучших лучший, если один - наперёд погиб; море бушует и злится, злится, ветры зимы, как и смерть, близки, сотней меняются за день лица, только нутро всё равно болит.
Будут долги, будут те, кто должен, каждый престол - то всегда война, но лютоволки не спрячут в ножны ярость и горечь; и по ветрам будет нестись на кровавых крыльях (с кровью драконов внутри) дитя. Сможете ли отыскать те силы, что победить ни за что нельзя?
Будут враги - это ваше право, кто-то расплатится по счетам, но за Стеною вдруг лето пало, значит, иная пришла война.

..Кто-то посмотрит с высот восхода: вместе со страхом идёт Зима.
Только когда наступает холод -
Бог упаси не иметь щита.

Категории: Игра Престолов, Фанфики, Стихи
Прoкoммeнтировaть
I'll not die Ritlain 12:38:50
Название: I'll not die
Автор: Ritlain
Фэндом: Naruto
Персонажи: Саске Учиха, Итачи Учиха (упоминается)
Рейтинг: G.
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Я не умру. Не здесь. И не так легко.
Размещение: Только с разрешения автора.
Посвящение: 662 главе посвящается.
От автора: Написано на сплошных эмоциях, так что ритм/рифма - не ко мне. Просто исправлять как-то... самой себе неприятно, вот.


Веришь ли мне, но я не умру так просто
И не склонюсь. Отныне по никогда.
Нынче я вижу. К чёрту тупик вопросов:
Пламя отмщенья тлеет в моих руках.
Я докажу. И это - удел мой, место,
Только вот так простить себе можно всё.
Веришь ли мне, но я ни за что не... честно.
Я не умру. Не здесь. И не так легко.

Я устою, а если не выйдет - встану,
Знаешь, мой брат, все раны - за нас цена.
Мне ведь осталось... что же ещё осталось?
Больше мне нет путей и дорог назад,
Подробнее…Больше и нет ответов, сомнений, скорби,
Больше не будет мучить глухая боль.
Веришь ли мне, но я ни за что не сломлен.
И не умру. Не здесь. И не так легко.

Я ещё в силах биться за мир и волю,
Буйная кровь - по жилам несносный бег.
Просто вот так вот: встану и снова с боем
Буду идти, с собою неся твой свет,
Буду идти, бороться за нашу правду,
Буду идти и верить твоей мечте.
Я устою, а если не выйдет - встану.

Веришь ли мне, но я не умру... теперь.


Категории: Naruto, Фанфики, Стихи
Прoкoммeнтировaть
Оковы. Глава 15. Ritlain 12:36:38
Название: Оковы.
Автор: Ritlain
Бета: Отсутствует.
Категория: Гет.
Жанр: Angst, Drama
Персонажи: Саске, Сакура, Наруто, Хината, Ино и далее по развитию сюжета.
Пейринг: Саске/Сакура
Фендом: Anime "Naruto"
Дисклеймер: Фанфик написан не с целью извлечения прибыли, все права на персонажей и мир принадлежат их создателю - Масаси Кисимото.
Предупреждения: OOC, TWT, Нецензурная лексика, Смерть персонажа
Размер: Миди/Макси.
Рейтинг: R
Размещение: Только с разрешения автора.
Статус: В процессе написания.
Саммари: TWT в каноне. Разрушенная Коноха проиграла свою битву, отдав Девятихвостого врагам, но, вопреки всему, Узумаки Наруто остался жив. Вместе с тем деревня получает еще одно потрясение: предатель Учиха Саске, раненый и слепой, появляется в Скрытом Листе. Насколько же седьмая команда изменилась за минувшие три года? И сможет ли Харуно Сакура совершить правильные ходы в чужих замыслах?
От автора: Отсутствие логичности в действиях и мыслях, банальность сюжета и скорость развития его же на моей совести.

­­


Подробнее…
Глава 15.

«Но не всё так просто».

Быть собой - это, если честно, не то, чего хотелось бы по-настоящему, вдруг решила Сакура. Конечно, одного слова или желания ничтожно мало, чтобы перевернуть весь свой мир с ног на голову, а чтобы хоть в чём-то измениться, нужно нечто большее, нежели огонь в глазах. Эта истина показалась в такой степени простой, что девушка несколько удивилась: можно ли было упустить её из виду вчера?
- И как это - собой? - Харуно фыркнула. В голове будто прозвенел гонг, предвестие эхом пробежало по телу. Тем не менее, проснувшись утром, розововолосая не ощутила никаких превращений ни внутри, ни вокруг. И, признаться, она, скорее всего, не ждала ничего особенного, но... разочарование всё равно окатило леденящей неприятной волной.
Быть собой - но вот стоит ли?
Секундная стрелка на часах выбивала чёткий временной ритм, сердце вторило ей, а Сакура безнадёжно смотрела в потолок, рассчитывая там найти ответ. Немножко страшно вырваться из собственноручно созданных оков. И, может, в груди присутствовала капелька стеснения, которая разливалась сродни солёному морю: щипалась, смывала уверенность, да и вряд ли Харуно нашла бы в себе сейчас какие-нибудь силы просто-напросто встать и снять с себя деланную маску.
Но достаточно, правда.
Воздух, подобный урагану, вырвался из лёгких. Вместе с ним немного улеглись и мысли, мечущиеся в голове. Измениться - легко?
- И как мне быть? - девушка озадаченно поморгала, с неясной настороженностью оглядывая белый медицинский халат. Работа не могла ждать ни в коем случае, но розововолосая, наверное, не была ещё готова даже приблизиться к палате Саске, и это виделось чем-то абсолютно стихийным и подсознательным. - Ну и ну, - но оградиться от него она, вопреки всему, тоже, кажется, не в состоянии.
Нет, если бы сумасшедшие ход мыслей, поведение и жертвенность происходили не с ней, то Харуно, вероятно, обязательно бы посмеялась: нелогичность и бессмысленность некоторых своих действий иногда без церемоний вводили в ступор, а аккурат здесь и проистекали взрывные казусы.
Было чуток страшно... быть в собственной шкуре перед кем-то. И пусть трусость никогда не считалась залогом успеха для шиноби и не являлась бронёй, которую, в общем, и так легко разнести вдрызг без всяких на то усилий, но Сакура признавала: в плане чувств она (спустя безответные годы) трусиха невероятная.
Вот только у шиноби не может быть щита.
Любой шиноби - щит сам по себе.
- Что-то не так, Сакура?
Лицо розововолосой исказилось раздражением, однако Шизуне, повернувшаяся спиной, ничего не заметила, продолжая раскладывать документы по полкам. Дело в том, что всё именно так, поджав побелевшие губы, поняла Харуно, и вот это ей совершенно не нравится. Она на самом деле ждала чего-то необычного, толчок немного измениться, но этот день проходил до смешного неторопливо и заурядно: буря внутри ушла вместе со всеми ощущениями, полный ноль паники или беспокойства, «быть собой» сместилось на второй план, покуда рядом не появится Ино; всё было идеально, но совсем не так.
Угодить самой себе - тоже сложно.
- Всё хорошо. Как у тебя дела?
- Совет не даёт мне покоя, по правде говоря, - Шизуне уныло и вымучено улыбнулась. Она аккуратно поставила стопку документов на стол и легко смахнула невидимый пот со лба. На сером изнеможённом лице из-под глаз выглядывали тёмные круги, и розововолосая испытала прилив стыда: вчера она жаловалась Ино на работу, позабыв, что есть и те, кому гораздо тяжелее. - Они постоянно решают и обсуждают. Но, сразу предупреждаю, ничего конкретного сказать не могу. Сама понимаешь, власти...
Женщина неловко засмеялась. Сакура дёрнулась, как от удара плетью, выходя из полусонной вялости, которую навлёк безыскусный до этого момента разговор, и сникла под тёмным пронзительным взором. Ясность - а в это слово Шизуне прячет лишь одно значение, самое важное значение! - могла стать глотком воды в обезвоженном мире. Могла, чёрт подери, ведь с заключением старейшин решалось безусловно всё: будут ли чувства, оставшиеся для нукенина, продолжать кошками царапать душу или наконец уйдут; станут ли мысли, сбивающиеся в кучу, и дальше приводить в волнение; как сложится жизнь, хрустящая льдом, - всё, что считалось важным для Харуно, лежало на кону из-за этого глупого совета.
Шизуне молчала, смотрела на младшую подругу критическим испытующим взглядом и, может быть, не до конца поняла, насколько жёсткими оказались её слова, но внезапно подумала, насколько же ей жалко, что секундная стрелка не может пойти в обратном направлении. Это чудо, возможно, решило бы все проблемы, свалившиеся на их суматошные головы.
Совет не говорил ей ничего - вот истина, которую боялась сказать Шизуне. Она не знает судьбы Саске, не знает будущего Конохи, а мысли, граничащие с тревожной интуицией, пребывали в полном неведении - совет старейшин сократился до двух главных людей деревни, а им просто так верить было нельзя. Ни в коем случае.
Цунаде им не верила.
Пустые руки и пустая голова наводили чувство вины, и Шизуне всем сердцем пожалела, что повернула обыкновенный разговор в сторону второй своей работы. Это оказалось неправильным с самого начала, но Сакура была сломанная - и это приводило в неописуемую ярость. Хотелось ударить её, дать пощёчину, наказать, накричать - сжавшаяся всего лишь из-за взгляда, розововолосая представляла собой плачевное зрелище. Но, может статься, Шизуне тоже...
Но нельзя же вот так просто умыть руки! Вздохнув с едва сдерживаемой дрожью, главный врач провела ладонью по бледному лицу и бегло посмотрела в небольшое зеркало, сиротливо покосившееся на стене: даже она, та, которая обязана быть одной из самых сильных и уверенных, выглядела такой затравленной и больной, что тени, пролегшие под глазами, больше походили на результат какой-то неудавшейся драки на кулаках.
Не то чтобы она понимала многое, нет, возможно, Шизуне не понимала ничего и малость больше, но оставлять всё с лёгким сердцем было попросту - и только, наверное, для неё - невообразимо. Ответственность, свисшая с плеч, решительно держала на ногах, не позволяя сломаться и безмятежно уйти, но причиняла немыслимую тревогу. И даже сейчас, когда стоило бы отвести взгляд и отправиться работать, больше не тормоша девочку понапрасну будоражащими, нелепыми и неполными словами, женщина ощутила себя огромным камнем, который не может сдвинуться с места.
А осознание навалилось, на пару мгновений забив лёгкие чем-то топким и беспросветным.
Сакура потрясла головой, словно это могло что-нибудь прояснить, но только больше запуталась в обуреваемых сомнениях. Желает ли она хоть немного узнать о его судьбе? Или, в виду пока не совсем имеющихся изменений, ей должно быть всё равно? Она не отвечала очень долго, а Шизуне отчего-то терпеливо ждала ответ; её смольные глаза смотрели теперь как-то иначе, и Сакура чувствовала себя не в своей тарелке.
Но то, что говорили глаза Шизуне, прочитать было невозможно.
- И всё-таки, - девушка замялась, подбирая слова и разгребая завалы мыслей внутри. Это важно, нет-нет, это очень-очень важно, но хочет ли она знать? Слово «скажешь» застряло в горле огромной костью. Сакура подавилась, закашлялась, а дверь в кабинет распахнулась. Светловолосая медсестра, тихо извинившись, подложила на стол несколько новых историй и вышла.
Тишина по обыкновению заглотнула всё вокруг, и розововолосая разрешила себе больше не беспокоиться. Возможно, незнание - то, что ей необходимо, точно бы сам воздух в лёгких. Не стоит забивать голову всякой мелочью, а секретные сведения держать в голове не сильно и надо. До этого момента Харуно прекрасно жила без них, не так ли? Она судорожно выдохнула, справедливо решив, что несостоявшийся разговор окончен, так и не начавшись.
Солнце пробиралась в кабинет острыми полосками света, а облака сегодня выглядели такими низкими и басистыми, что, казалось, сейчас протиснутся в окно. День был хорошим: туман, в конце концов, начал расходиться, и воздух чуть-чуть освободился и стал желаннее; контура всей деревни приняли более ясные формы, а Коноха воспрянула. Сегодня утром Сакура встретила старушку, которой нередко помогал учитель Какаши. Она была не такой, какой запомнилась когда-то давно, но скорбно опущенные потрескавшиеся губы на морщинистом лице шли вразрез звучному и бойкому голосу.
Сакура помнила это странное чувство: ритмично бьющееся сердце надолго пропустило удар, а голова налилась свинцом. Вместе с отголосками прошлого смешно набежали слёзы, но быстро прошли. Со старушкой они не встретились глазами.
Шизуне всё смотрела, смотрела, смотрела, и с каждой проходящей секундой, кажущейся законченной вечностью, взор её становился тяжелее, серьёзнее, строже и... резко стал обвиняющим.
- Ты не можешь его избегать, я права? - здесь не было вопроса, а голос Шизуне показался похожим на хруст сухих листьев, которые кто-то топчет ногами. Он застал врасплох, и Сакура, испугавшись, неосознанно и резко вскочила со стула, ошарашено уставилась на медика. - Если бы могла, давно бы отказалась заходить к нему в палату. Ты отлично знаешь, что поставить тебе замену проще простого.
Слова, сказанные с невероятной категоричностью и жёсткостью, попали точно в цель, туда, куда и стремились. Харуно сглотнула. Шизуне права.
И это было чертовски обидно.
Искать идиотские оправдания нет смысла, прочитала Сакура в омуте чужих острых зрачков. «Да я и не стану», - в глубине души упрямство напыщенно огрызнулось, а девушка уже открыла рот, стремясь сказать хотя бы что-нибудь не в своё оправдание, но чтобы заполнить омерзительное безмолвие, однако Шизуне лишь отрицательно мотнула головой.
Слова её так и застыли в воздухе, неколебимые и садящие, а Харуно закусила губы и сложила на коленях руки, сцепив белые пальцы в крепчайший замок. Быть собой - даже сейчас это показалось совсем не к месту, и Сакура сильно захотела спать. Проснётся - и всё вернулось на круги своя, а Шизуне не сказала то, что сказала, да и Саске не появился бы, ни в коем случае не появился бы. Просто плохой сон - с кем не бывает, правильно же?
- Нет, не могу, - сухо ответила она.
Брюнетка перевела дыхание:
- И как собираешься поступать дальше? Не всё ве...
- Я знаю.
Сон - само по себе слишком просто, не для её колоритной жизни. В общем-то, потворств и так вполне достаточно, и разве ли не здорово разогнать обыкновенную скуку и заурядность существования толикой расшатанных нервов и душевных порывов?
- Послушай меня, - Шизуне осеклась, пожевала щёку, отвела, в конце концов, сверлящий взгляд. Именно последнее заставило Сакуру неподдельно расслабиться, и розововолосая не без удовлетворения почувствовала, как глотку выпускают из объятий жёсткие тиски, а в кабинете стало в разы просторнее, чем было пару секунд назад. Время на часах неутомимо приближалось к вечеру, а Харуно уже знала, что дрожь в подреберье вызвана странным предвкушением и более понятным волнением.
- Незачем припираться к стенке, если не хочешь. И ни к чему не приведут попытки пересилить и обыграть себя, понимаешь?
- Наполовину, по-честному.
- Значит, как-нибудь, но поймёшь, - звонко поставила точку Шизуне. Она обняла себя руками и, сощурившись, посмотрела в окно. Солнечные лучи, прокравшиеся сквозь занавеску, хлестнули её чуть порозовевшие щёки. - Просто запомни, что всё в твоих руках.
Сакура усмехнулась.
- Своего рода «будь собой»?
- Можно сказать и так, - кивнула брюнетка и вновь окинула е ё пронизывающим насквозь взглядом. - Думаю, да. Это я и имела в виду.
В кабинете стоял стол, три шкафа, зеркало - и ничего, что бы его украшало. Всё здание больницы насытилось нездоровым духом, стены привычно белели и отталкивали, и лишь повязка шиноби, небрежно брошенная на край стола, казалась пятном другого цвета; коленкоровые занавески Шизуне наполовину задёрнула.
В её словах проскользнуло нечто, вызвавшее неистовый поток мыслей. «Я верю, что мне и впрямь следует измениться, и я точно знаю, что это сложно...» - Сакура слегка, почти машинально вновь потрясла головой. С каждым днём минувшее всё тяжелее давило на сердце, и это раздражало. Не так страшно, если бы то была просто злость оттого, что какие-то поступки её неверные, голословные, но Харуно не могла не заметить, что к этому примешивается сожаление: «Зря я сделала так тогда». Она беспокойно вскочила со стула, снова села.
Всё было не так. Шизуне, попрощавшись, вышла из кабинета. Сакура распахнула окно, посмотрела на угрюмеющее небо, сделала глубокий вдох, и в нос ей ударил аромат памяти вместе с дымом. Скучившиеся над Конохой облака стали по-летнему прозрачными.
- Спасибо, - собственный голос был безмятежен, словно доносился из другого мира, и Харуно, услышав его и не узнав, почувствовала дрожь.
Стрелки часов передвигались вниз, к шести часам, а полы медицинского халата, когда розововолосая поставила на полку закончившиеся документы, взметнулись и задели чистые листы бумаги, отложенные в сторону; с тихим шорохом листы соскользнули на пол.
Окинув их взглядом и прижимая к груди несколько историй, Сакура закрыла кабинет на ключ. Делать из работы трагедию более чем глупо, а сейчас она держала всё в своих руках, и этот факт успокаивал смятённую бурю внутри. Оставалось проверить его на деле и быть собой.
Кто ей запретит?
Вокруг мир казался до трепета преобразившимся - и Харуно мысленно оценила это, чувствуя, как настоящие боязнь, замешательство и душевная боль погружаются куда-то вглубь, а после и вовсе будто смываются мягкой тёплой водой. Коридор стал на пару тонов светлее, больные - не такими уж и больными, а из-за окна выглядывала вечерняя деревня. Парочка домашних огоньков в полупрозрачном тумане были похожи на жёлтые звёзды; наверху небо виделось иссиня-чёрным, и этот цвет мазнул по прошлому жёсткой кистью.
Впрочем, не имеет значения.
Она решила пойти от обратного, то есть от самого конца коридора: после появления Саске розововолосая вечно откладывала палату с Учиха в кровати на самый-самый последний момент, чтобы после не приходить к другим пациентам в расстроенных чувствах - почему-то девушка была от всего сердца и беспросветно уверена, каким будет её состояние, когда она выйдет из палаты под номером двести сорок два. На этот раз всё должно было быть по-другому, и потому Харуно с радостью вернулась к обыкновенной и удобной традиции.
Господин Камидзу практически выздоровел, но ухитрился получить простуду, сидя на сквозняке; Иши всё ещё жаловался на боль в руке, а его сестра-близнец Нами с недовольством косила глаза на брата, пряча под одеялом ногу с гипсом; вдова Хикару с готовностью приняла обезболивающее, которое чудом и вовремя очутились в медицинском халате Сакуры. Время шло неспешно; розововолосой казалось, что, сделав шаг в очередную палату, она выходила уже через целую и незаметную вечность. Вечность за вечностью тянулись гораздо дольше, если считать по стрелкам часов, может быть, немного сбивались, останавливались, но не спешили, и Харуно даже не заметила, как ввалилась в палату Саске.
Её взгляд скользнул по палате плавно, вот только организм сработал моментально и предательски: нервы с размаху натянулись болезненными струнами, но медик лишь раздражённо отмахнулась, а после нахмурилась, уставившись на пациента. Сердце глухо забилось в ушах, а ладони вспотели. Учиха точно бы не менялся.
Никогда.
Он был зол, и это Сакура поняла сразу. Воздух, как обычно, отяжелел, вонзаясь и впитываясь в тело, колени её изменнически начали подворачиваться, и потому девушка в один миг отыскала себе лучшую и ближайшую опору: дверь закрылась очень кстати, спина почувствовала твёрдую надёжную древесину, и Харуно сделала громкий глубокий вдох. Обидно, что выдох получился свистящим и трудным, но тишина разлетелась в мелкие клочья, и так было нужно. Спустя столько времени куноичи впервые видела Саске без повязки, и ощущение, будто они впервые друг друга встретили (и то лишь с одной, её, стороны), не покидало головы.
Это было похоже... на что-то особенное, никем неизведанное и до жути пытливое, острыми иголками лезущее под кожу. Влюбляться заново было попросту невозможно, но - Сакура умудрилась сделать и это, только кинув взор на знакомые черты, вобрав их в свою память полностью и навсегда. Быть собой - это оказалось самым глупым, что она могла совершить вообще, потому что маска и здравомыслие остались там, в магазине у Ино, дома или в кабинете; это было бессмысленным и отчаянным.
- Сакура?
Голос Саске добрался до неё не сразу, настолько паника овладела телом. Он прозвучал несколько надорвано и сдержанно, и розововолосая, облегчённо почувствовав силу в ногах, сразу поняла и мысленно согласилась: никаких разговоров.
«Харуно, ты кретинка. Он слепой, слепой, слепой», - она сделала шаг навстречу и поняла, что вновь забыла вздохнуть. Глаза Учиха остались такими же мёрклыми, мутными, почти что дремучими, глухими - и ведь на мгновения выпускаешь из памяти, что они ничего не видят. Но Саске как будто наблюдал, и он слышал, и он чувствовал - от этого делалось совсем тяжело и угнетающе. Сакура физически ощутила и отчётливо услышала, как поспешно удирает стрелка часов в кабинете - раз, два, три, четыре...
- Эм... - девушка облизнула сухие губы. - Я быстро.
...Пять.
Он был зол, и приблизиться к нему было страшно. Медик, недовольно покривив лицом, с усилием осадила себя и уже - по крайней мере, уверенно - устроилась на краю постели. С напряжением в руках она перебирала истории болезней, бегая пальцем по строчкам с размашистым почерком - и пыталась не сглотнуть ком в горле, опасаясь, что взор слепых тёмных глаз раздавит её окончательно.
Учиха даже не моргал.
Это, наверное, и было самым пугающим.
Он кивнул как-то неопределённо, криво мотнув головой и всё так же смотря в пространство-лицо Сакуры. Сегодня что-то совершенно и абсолютно точно... не так: Харуно явственно видела его необъяснимую злобу и ненависть, но они не сосредотачивались на ком-то - скорее, возможно, больше были устремлены к самому себе - и не так давили, как случалось раньше.
Отчего-то в этот момент она увидела его невероятное сходство с Наруто и укорила свои мысли за вольность. Ситуация была другая, человек был другой и всё было иным, но розововолосая внезапно почувствовала себя немножечко сильнее, а на сердце свалилась такая смутная и необъяснимая лёгкость, что на выдохе губы девушки поймали улыбку.
Харуно положила ногу на ногу.
- Итак, как ты себя чувствуешь? - она щёлкнула ручкой по листу, всмотрелась в знакомые черты. Не сказать, что Саске уж очень вырос и изменился - три прошедших года так и оставили в её памяти бледное лицо хладнокровного мальчика, держащего в своей душе нечто столь сокровенное и незыблемое, что единственно одиночество стало его товарищем. Сейчас она видела его же, и было до смешного грустно.
Брюнет закрыл глаза и повёл плечом. «Играет в молчанку или опять игнорирует?» - куноичи, закусив щёку, подчеркнула слово «удовлетворительно». В горле стало до горечи сухо, а губы неприятно слипались друг с другом.
Чёрт возьми.
- Значит, всё хорошо? - и тут же исправилась:
- Ну, я имею в виду, кроме гла... - Сакура осеклась, когда Саске чересчур резко поднял голову, - аз.
«И вот чем я занимаюсь? - часы в голове пробили пять минут, десять, тридцать, час и вечность. - Не жалуется он - так шагай давай, чёрт тебя подери, шевели ногами, не просиживай тут, не уродуй эту мирную атмосферу», - зачем она такое ему сказала?
- Ох, прости, - Харуно прикусила язык и вскочила на ноги, убеждая себя сдвинуться с места. Истории, которые до этого лежали у неё на коленях, разлетелись во все стороны, и розововолосая, охнув и протяжно застонав, бросилась собирать их. Боже, ей хотелось уйти отсюда, снова и немедленно, без оглядки и без каких-либо сомнений, хотелось оказаться как можно дальше, а после этого просто спрятаться и забиться в забытый всеми угол, чтобы не ощущать на своём затылке слепой взгляд. А если бы он видел? Тогда что бы она делала и чего бы желала?
По спине её прошёл озноб, и в который раз стало нечем дышать - окон в этой палате не было, а дверь закрылась, и теперь мерещилось: она не откроется никогда. Медик прижала к груди стопку листьев и конвульсивно передёрнула плечами, как бы стряхивая с них щекочущие нервы чувства. Спину жгло, пронизывало насквозь, а ведь Учиха и не пытался смотреть на неё. Он всего лишь снял повязку, успокоила себя розововолосая, он слепой, с чего ты такая безумная?
В голове вертелись слова Ино и Шизуне, разбивая вдребезги все остальные идеи, а в ушах умопомрачительно звенело: волнение охватило её, как ветер охватывает листву, закружило, влилось внутрь, и Сакуре показалось, - на миг, маленький и ничтожный миг! - что, безусловно, всё в её руках. Это успокаивало и беспокоило одновременно, но почему-то розововолосая именно сейчас поняла, что же ей делать. Она обещала самой себе, что никогда больше не убежит, и обещала, что вчерашний день - последний побег от обстоятельств и эмоций.
И вот нужно остановиться. Стоп. Конец, финал, точка. Значит, быть собой и держать всё в своих руках - то, от чего отныне ни в коем случае нельзя ускользать.
- Спасибо, - фыркнула под нос куноичи и, наконец-таки, собралась с беснующимися мыслями. Этого, верно, хватит сполна, чтобы стать самой собой хотя бы наполовину. Главное - быть храбрым шиноби.
Сакура прижалась губами к губам Саске.
Нет, решила Харуно, быть собой - это самое глупое, что она могла совершить вообще, потому что маска и здравомыслие остались там, в магазине у Ино, дома или в кабинете...
Это было бессмысленным и отчаянным.


Категории: Naruto, Фанфики, Оковы (SasuSaku)
Прoкoммeнтировaть
среда, 15 января 2014 г.
Не конец Ritlain 12:29:52
Название: Не конец
Автор: Ritlain
Фэндом: Fullmetal Alchemist
Персонажи: Эдвард Элрик (Цельнометаллически­й/Стальной), Альфонс Элрик.
Рейтинг: G
Жанры: Ангст, POV, Стихи
Предупреждения: OOC
Размер: Мини.
Статус: Закончен.
Описание: Я лишь доспех. Но вот ты - ты дышишь.
Размещение: Только с разрешения автора.
От автора: немного упоролась, много разнесло.
здесь должно было быть штук пять четверостиший, не больше + рифма не претендует на существование, в принципе.
Странный какой-то Альфонс получился.


Утро стекает по каплям мягко, небо нырнуло в наш дом, в окно.
Сколько дорог истоптать обратно, сколько осталось вообще дорог?
Мы так бежим за слепящей целью, слепо идём на кровавый зов.
Если алхимия станет цепью, ты, значит, будешь армейским псом?

Я вот стальной, ну а ты - из стали, разницу видим лишь мы с тобой.
Время холодной водой стекает, память, как нож, причиняет боль;
Мне бы конца, я хочу спасенья, сколько ещё искупать наш грех?
Я лишь доспех. Но вот ты - стремленье, то, что ведёт напрямую вверх.

Знаешь, осталось совсем немного: может быть, пара потерь, разлук,
Кровь на руках и в душе невзгоды, наш алхимический вечный круг,
Может быть, войны, кошмары, слёзы, чувство вины - без него никак! -
И разрушение общей грёзы: мама, улыбка... счастливый брат...

Подробнее…Знаешь, осталось совсем немного: рядом есть ты, как рукой подать.
..Снова на бой вызываем Бога, словно нам нечего вновь терять.
Утро застыло в горячей чашке, полночь в пустыне и битвы днём:
Нам же с тобой ничего не страшно, ты стал армейским багровым псом.

Знаешь, осталось совсем... нисколько: вера теряется по частям,
Там, где нет сердца, ужасно колко, души не плачут, но я - душа.
Если алхимия - лишь отсрочка, если алхимия - чья-то скорбь,
Мне бы конца, я поставлю точку! Только застынет пустая боль.

Вечер стекается вниз вуалью, может быть, будет финал пути,
Я вот стальной, ну а ты - из стали, разницу видим не только мы;
Ты стал другим, я остался прежним, будто бы годы пошли назад,
Время-вода разбивает стержень, память, ах, память, острей ножа.

Нам остаётся немного - видишь? - року не вырваться из колец.
Я лишь доспех. Но вот ты - ты дышишь.
Стало быть, нам ещё не конец.


Категории: Фанфики, Стихи, FullMetal Alchemist
Прoкoммeнтировaть
 


черничное вареньеПерейти на страницу: « предыдущуюПредыдущая | 1 | 2 | 3 | 4 | 5 | 6 | 7 | 8 | 9 | 10 | следующуюСледующая »

читай на форуме:
пройди тесты:
"Жестокие игры" часть 28
Добро или зло с кем ты? 2 часть
Крутящий момент 12
читай в дневниках:
543\
яохуевал
300400

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх